18 февраля 2021 В Москве найдены фрагменты двух колоколов XIX века

Глава Мосгорнаследия Алексей Емельянов отмечает: «Интересно, что осколки из бронзового сплава принадлежат разным колоколам. Кроме того, они сохранили фрагменты надписей. Это поможет специалистам восстановить их историю».

Для России это событие представляет огромную ценность, ведь культура колокольных перезвонов – исконно русское явление.

Культура колокольных звонов на Руси

Искусство русского церковного колокольного звона уникально и представляет собой не только великое духовное явление, но и подлинный шедевр мировой культуры.

Звук колокола, разносящийся на многие километры – сложное явление. Индивидуальный голос каждого колокола состоит из комбинации обертонов и совершено уникален. Звук зависит от огромного количества факторов: веса, формы, толщины стенок, качества металла и даже мелких особенностей технологии изготовления. Мастер-литейщик никогда не может досконально точно определить все особенности голоса своего творения.

На Руси колокола размеряли поступь времени, били тревогу, когда случался пожар или иное бедствие, когда вспыхивал мятеж или приближался неприятель, собирали воинов и напутствовали их на битву, ликовали, встречая победителей, приветствовали знатных гостей. Они придавали жизни каждого города и села четкий, звучный ритм, возвещая время бодрствовать и время спать, время молитвам и время житейской суете, время трудиться и время отдыхать, время веселью и время скорби.

Колокольный звон на Руси был чем-то большим, чем простое явление колокольного звона: в нём словно отразилась русская душа, русская жизнь. Не случайно нигде колокола не были так тесно связаны со всем укладом жизни, как на Руси.

Люди хорошо понимали язык колоколов, ведь их звон сопровождал человека от рождения до смерти.

Отечественная музыка всегда отличалась тем, что сочетала эмоциональность с высокой этической направленностью.

Выражением духа русской музыки является устремленность ее к нравственному началу, проявляющаяся более всего в тяготении к «колокольности» (термин Б.В. Асафьева), более того, тембр колокола приобрел значение музыкального символа России.

Исторически сложилось, что отечественные композиторы использовали колокольный звон в качестве богатейшего звукового материала. Тема «колокольности» в творчестве отечественных композиторов ( А . П . Бородина , М . П . Мусоргского, Н.А. Римского- Корсакова, П.И. Чайковского, С. В. Рахманинова, Г. В. Свиридова и др.) получила широкое освещение в современном музыковедении.

Исследователи колокольного з в о н а п о д т в е р ж д а ю т существование всех его видов – «от сигнала до образцов колокольного искусства» (Ю. Пухначев) в русских операх. Замечено, что звучание колокола традиционно вводилось композиторами в торжественно-монументальные оперные сцены (М.И. Глинка «Иван Сусанин», Н.А. Римский-Корсаков «Псковитянка», М.П. Мусоргский «Борис Годунов») и вокально-оркестровые произведения и хоровые произведения (поэма для симфонического оркестра, хора и солистов «Колокола» С.В. Рахманинова, «Поэма памяти С. Есенина» Г.В. Свиридова и др.), в музыку фортепианных концертов (наиболее ярко представлена колокольная тематика во Втором фортепианном концерте С.В. Рахманинова), а также в фортепианные миниатюры (колокольный звон воссоздан в «Маленькой сюите» А.П. Бородина, в некоторых прелюдиях С.В. Рахманинова).

Колокольный звон много раз воспроизводился в русской музыке. Особенное пристрастие питали к нему композиторы члены «Могучей кучки».

Музыка утренних колоколов старинной Москвы – чудесно передаётся она во вступлении к опере

М. П.Мусоргского «Хованщина»:

https://youtu.be/0uzps5F4N2M

Одним из ярких украшений гениальной оперы М. Мусоргского

“Борис Годунов” является колокольный звон.

Вторая картинам оперы начинается великолепным торжественным перезвоном больших и малых колоколов. Гулко разносится звон на Красной площади и заглушает шум многотысячной толпы – это Бориса венчают на престол. Тревожный, призывный звон в сцене под Кромами в опере

«Борис Годунов» Мусоргского и в ней же

— мрачный, скорбный погребальный перезвон.

Сцена венчания на

царство Бориса предваряется и заканчивается великолепным торжественным звоном. Колокольный перезвон прописан средствами оркестра. Это была оригинальная находка Мусоргского:

https://youtu.be/2RGzcPfLcks

А.Бородин – «В монастыре»

Первая пьеса цикла выделяется масштабами нарисованной картины, значительностью и цельностью содержания. Здесь два музыкальных образа: колокольный звон и пение. Оба они выражают одно настроение, одну мысль.

В данной пьесе Бородина нет ни праздничности, ни тревоги – настроений, столь полно передаваемых колокольным звоном. Красочная сторона в этой пьесе как бы на втором плане. Развитие состоит в постепенном омрачении колорита, при переходе от маленьких колоколов к большим.

Смолкли колокола, и вот, вступает песенная тема – скромная, простая, тихая, как молитва. Общий характер – размеренный, эпический, строгий, но местами проступает наружу глубоко скрытое лирическое томление.

В к у л ь м и н а ц и о н н о м р а з д е л е п ь е с ы раскрывается глубоко скры т ы й кон фл и кт. В м о м е н т в ы с ш е г о напряжения происходит о с т а н о в к а н а диссонирующем аккорде, п о с л е ч е г о с л е д у е т мгновенный спад, и снова движение замыкается

«церковным» кадансом ( з а к л ю ч и т е л ь н ы м оборотом). Получается с и м м е т р и ч н а я ко м п о з и ц и я , и в е е замкнутости тоже есть образный смысл: выхода нет…

https://youtu.be/qP9hl0hcxzI

Особенно ярко «колокольность» зазвучала в творчестве С.В. Рахманинова, колокола которого «проникновенно запели, придавая лирической задушевности эпико- драматический стихийный размах»

По воспоминанию С.А. Сатиной, девятилетний Сережа Рахманинов водил бабушку на службы и

«начинал сам прислушиваться к духовному пению и наслаждаться музыкой». И далее: «Еще большее впечатление производило на него пение звона колоколов и служба в Новгороде, в монастырях и соборах, куда он водил свою бабушку, когда жил с ней летом под Новгородом».

Сам С.В. Рахманинов высказывается так по данному поводу: «Одно из

самых дорогих для меня воспоминаний связано с четырьмя нотами, вызванивавшимися большими колоколами Новгородского Софийского собора, которые я часто слышал, когда бабушка брала меня в город по праздничным дням.

Звонари были артистами. Четыре ноты складывались во вновь и вновь повторяющуюся тему, четыре серебряные плачущие ноты, окруженные непрестанно меняющимся аккомпанементом. У меня с ними всегда ассоциировалась мысль о слезах.

Несколько лет спустя, я сочинил сюиту для двух фортепиано, в четырех частях, раскрывающих поэтические эпиграфы. Для третьей части, которой предпослано стихотворение Тютчева “Слезы”, я тотчас нашел идеальную тему – мне вновь запел колокол Новгородского собора».

Таким образом, детские впечатления сыграли особенную роль в становлении Рахманинова-композитора, и прав Л.С.Термен, который высказал мысль о том, что «особенно значительны, дороги для человека мелодии и звуки, которые он слышал в далеком детстве». Это означает, что «тембры голосов и

5

инструментов, знакомые с детства, влекут за собой приятные, порой слегка грустные воспоминания и таким образом приобретают положительный эстетический смысл»

Исследователи рахманиновского творчества (Л.Скафтымова, Ю. Келдыш, В. Брянцева, Н. Бекетова) отмечают, что

«колокольность» претерпевает эволюцию, пронизывая все его творчество, «проходя от до-диез-минорной прелюдии, через кантату «Колокола» до последних опусов». Так, Л.Скафтымова обращает внимание на разнообразие в звучании колоколов:

«“Колокольность” Рахманинова – от “красного” звона до заупокойного – жизнь художника, горячая и убежденная. Порыв и стремление, призыв, доходящий до крика, тревога, возрастающая до ужаса, – вот колокола Рахманинова».

ахманиновские образы насыщены «торжественной мощью колокольных звучаний» начиная от «бубенцов юношеского

«Полишинеля» и кончая набатным громом, возникающим в низком регистре многих фортепианных произведений, и праздничным перезвоном «Светлого праздника» из первой сюиты». Поэма «Колокола», в четырех частях которой представлен жизненный путь человека, построена на показе различных тембровых красок колокольного звона (серебряного тембра колокольчиков, золотого тембра свадебных колоколов и железного тембра колоколов смерти), олицетворяющего смену этапов в жизни человека, т.е. вполне уместно вести речь о тембровой драматургии.

так, музыка, направленная на создание общечеловеческих (универсальных) ценностей, идеалов, убеждений, способствует формированию развитого мировоззрения, в особенности

колокольная музыка, которая способна гармонизовать отношения между человеком и миром, врачуя душу и просветляя разум. Отечественная музыка всегда отличалась тем, что сочетала эмоциональность с высокой этической направленностью. Язык русской музыки транслирует комплекс религиозных, эстетических и философских идей, являясь неотъемлемой частью обычаев, сопровождая ритуалы.

Ссылки для прослушивания:

С.Рахманинов – поэма «Колокола» https://youtu.be/J_U8nENg63w

 

С.Рахманинов – прелюдия до-диез минор ор.3

https://youtu.be/LPe9H4-ZYHs

С.Рахманинов – Сюита 1 для двух фортепиано, 4ч.

«Светлый праздник»

https://youtu.be/_HX7chgISY0

Автор эссе – студентка 2 курса отделения «фортепиано» Киселева А.В.